На главную
Авторов: 144
Произведений: 1718
Постов блогов: 219
Email
Пароль
Регистрация
Забыт пароль
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
СЕНТИМЕНТАЛЬНАЯ РИТМИЧЕСКАЯ ПРОЗА ИЗ ВЬЕТНАМА 04.02.2012 18:56:23
«ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ»
или «СЕНТИМЕНТАЛЬНАЯ РИТМИЧЕСКАЯ ПРОЗА ИЗ ВЬЕТНАМА».


«ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО», форма, навеянная Еленой Ширман, только совсем без метафор.

С.Б.

Я не изменилась, я осталась той маленькой испуганной девочкой, которая бежит.
Я всегда выбирала мужчин, которые не могли предложить мне ничего реального,
потому что я до смерти боюсь реальности.

Я не умею врать, но не могу быть откровенной, поэтому я ухожу на утро, не отвечаю на смс и звонки, не сплю ни с кем больше одного раза,
А с тобой так не получилось.

Ты стал мне единственным другом,
Но я поняла это только через несколько лет,
Поэтому сейчас не осталось ни одного друга.

У меня есть подруги, каждый день рождения они говорят мне, что я хорошая и что нечего больше бояться,
Прошлое надо оставить прошлому.
С другой стороны, как сказала Холли Голайтли: «Я ненавижу слишком любопытных»,
Да и что я скажу, я не помню половину своего детства.

Когда я понимала, что я тебя люблю, во мне все ломалось и рушилось, потому что меня убивало осознание:
 "Всё было ненастоящим! я до сих пор боюсь!".

Я хочу целовать твое лицо,
Я бы хотела отдать тебе хоть капельку нежности, которую могу дать и которую не дала.

Если бы я знала, что ты меня любил, всё было бы по-другому, и это точно.
Потому что сейчас мне кажется, что никто меня не любил
 – Восхищение, ревность, восторг, присвоение…
Не любил и не принял,
Но принял бы ты?

Ты пишешь мне иногда,
Какую-то дребедень,
Я ворочу нос (потому что это моё нормальное состояние) –
Мне ведь кажется, что ты слишком мужественный и грубый,
Чтобы принять меня (мышь).

Я выбираю таких же восторженных неврастеников,
Которые душат меня и бьют по морде
«Жертва всегда остается жертвой – таков закон»
Я бы хотела всё изменить,
Я бы хотела обнимать тебя и целовать твои руки,
Я бы хотела, чтобы мне хватило мужества смотреть в твои глаза.
Я люблю твою улыбку,
Твою бороду,
Твой голос,
Сейчас я люблю даже твои непонятные смс.

Мне кажется, что я так мало о тебе знаю
И мне хочется восполнить все эти дни, когда мне казалось, что я просто твоя подругенция,
И я не понимала, почему ты всё время мне хочешь помочь
И почему ты слушаешь все мои истерии о моих несчастных влюбленностях.
Я бы хотела отдать тебе в сто крат больше, чем я отдавала другим!

Но я смотрю на твою девушку
И мне кажется, что она лучше.
Она ничего не боится, живет в гармонии с собой.
Её не нужно провожать и встречать до скончания века.
Быть со мной – всё равно, что быть привязанному к маленькому дикому ребенку.

Но я исправляюсь,
Я уже много лет хожу в темноте по улицам, и, кажется, привыкаю и почти не боюсь.
Я приняла себя.
Примешь ли ты?
Полюбишь ли ты меня такой, доступной тебе и слабой?

Я пишу и надеюсь, что рано ставить точку.
Но зачем ждать этого «не сейчас», когда мы живем сегодня
и когда мы и так уже заждались.


P.S. Я пишу это всем,
Потому что я никогда не решилась бы написать это тебе,
Не прикрывшись стихотворением.
Потому что на сцене и в стихах можно быть откровеннее,
чем в жизни.
Хотя сейчас меня пугает и эта, прилюдная, открытость,
граничащая с отчаянием и похожая на тщеславие.
А что еще делать, когда не знаешь, что еще делать?


(Москва. Накануне. Первые числа января.)




В прозу встряло стихотворение:

С.Б.

Ты у меня почти как муза Бродского.
Я вот не знаю, читала она его?
Я вот не знаю тоже, читаешь ли ты меня…
А если читаешь, то я для тебя смешна и юродива.
Родства не бывает, ни людского, ни плотского.
Придумаешь что-то и веришь слагаемым.
Если окликнешь меня ты по имени,
Расплачусь, уродина.
Дурёха, влюбилась в нелепую выдумку,
Вбежала в вагон уходящего поезда.
А если вглядеться в дымку, по-видимому,
Никто никого не увидел.
– Придумки. Кладу телефон в полинявшую сумку,
Чтоб он помолчал, то есть да,
Чтобы он не звонил! Потому что, по-моему,
Ты меня не то чтобы возненавидел,
Ты меня убил.
Хожу полуконченым солдатом.
Нужно общаться, смеяться, читать книги –
На отдыхе стоит быть молодцом.
Ты, чёрт побери, не выругаться бы матом,
Ты меня отфутболил.
Ты, как старательный нападающий чемпионской лиги,
Выбил меня с футбольного поля
И я качусь недоваренным яйцом.
Мне всё равно, кто там твоя девушка, Аня или Оля,
Которая тебя не любит, а ты хочешь от неё детей,
Потому что с ней пожи́л
и т.д. и т.п. –
Как писал Бродский.
Я понимаю, что вид у меня идиотский,
Но ты в моем сердце старожил
И казалось, можно рискнуть вполне.
На свете ведь много дурацких затей,
Беспроигрышных мероприятий, лотерей,
На всё наша воля.
И пока не спуталась бабья доля,
А я баба до мозга костей,
Я буду всё равно ждать,
И стихи о тебе́ писать.
И не стесняться в словах,
Коль уж я стесняюсь в делах.



«ПОСЛЕПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО».

С.Б.

«Ты немножко опоздал приехать» – писала Сулименко Достоевскому.
Я вот тоже немножко опоздала.
И не потому что ты не один, а потому что ты, кажется, совсем зачерствел.
Я вот всё пишу письма.
Кому? Куда? – письма.

XXI -ый век, стихи писать нелепо,
Но их хотя бы печатают
И их начинают читать,
Есть емэйлы, социальные сети, телефоны,
А я пишу письма.
Потому что в сообщениях пишут по-другому,
Потому что ты пишешь по-другому.
И я пишу эти письма никому, в никуда.

Мне очень больно быть телом.
Мне очень больно жить в своем теле.
Весной, когда распускаются почки на деревьях,
У меня опускаются руки,
У меня кровоточат ноздри,
У меня высыхают пальцы.
И только грудь цветет пышным маком.
Моя грудь всегда цветет пышным маком.
И за ней не видно ни слез моих, ни горестей, ни души моей не видно.
Почему я пишу, что ты зачерствел?

– Ты ставишь перед собой какие-то цели,
Ты живешь с тем, с кем привык, с кем удобно жить.
Ты говоришь мне: «Иди, пляши, заводи любовников».
Ты гонишь меня, как суку,
Как лайку.
И ты постоянно шутишь.

Почему-то все люди знают, что мне нужно.
Вот и ты говоришь,
Гуляй, пей с друзьями, заводи романы, не неси ответственности ни за какие ночи.
А мне ведь больно очень.
Мне всё это очень больно,
Я же человечек!,
Мне хочется, чтобы кто-то целовал мои руки.
Мне хочется смотреть на тебя во все глаза!

Но я смотрю на тебя, и ты меня не видишь.
И от этого я себя не вижу.
Я пустое место.
Я красивое больное тело –
Но оно не есть я,
Оно суть отражение меня,
Воплощение меня, представительская одёжа.
Я бы хотела, чтобы это тело рожало детей, чтобы это тело кормило молоком, чтобы это тело целовало твои бедра.

Но я не знаю, что с тобой,
Ты не занимаешься со мной любовью.
Ты всё называешь своими именами,
Но, на самом деле, ты просто делаешь то, что называешь.
Ты не допускаешь, что есть другие имена и виды, другие аксиомы, другие истины.
Я пытаюсь тебя увидеть, но ты скрыт от меня.
Я пытаюсь тебе открыться, но ты скрыт от меня.
Я для тебя мясо среди сотни других мяс.
Может быть, не худший вариант мяса, может быть, первый сорт.
Но ты ешь его, как тебя научили в школе на уроках этикета.
И ты настолько зажрался, что не отличаешь вкуса, различая вид только по форме.
«Они ложатся спать с Мэрилин, а просыпаются с Нормой Джин» – говорила голливудская дива.

С кем ты ложишься спать?
С кем ты просыпаешься?
Что мы друг о друге насочиняли?

Может быть, я всех оправдываю, но я стараюсь увидеть то, что было, а не то, что стало.
То, что стало – наносное.

Одна женщина, шарлатанка или экстрасенс, завещала мне беречь свою душу,
Потому что голос – это плоть души.
А я ведь и стараюсь беречь свою душу,
Но она все время плачет.
Хотя пение – это и есть плач.
И пение, и стихи – это плачь, это красиво оформленный крик.
И поэтому, вся моя жизнь –
Это красиво оформленный крик –
ПОСМОТРИ НА МЕНЯ!
УВИДЬ МЕНЯ!


(Самолет Москва-Хошимин, 6-7-ое января)




В прозу опять и в последний раз встряло стихотворение:

Я не могу уснуть уже давно
И ощущение, что пальма заскочит в комнату через окно.
Природа следует моим ногам,
Которым нужно очутиться там.
За незашторенным балконом. Вернее вылететь в стекло.
Чтобы порезать ляжки, ступни.
Чтоб больше не влекло
Бежать к тебе.
Чтобы истечься кровью снаружи, а не как сейчас.
Ползут по полу Апедные трутни,
Я на земле. Я в джунглях, без прикрас.
Здесь реки хаки,
А в них кишат колоды змей.
От солнца руки словно раки.
Притронуться ко мне не смей,
Обваришь пальцы, обожжешь.
 – Все лжешь?
 – Не лгу.
Плыву
           в зловонности реки.
Вьетнамцы тянут тюфяки
И сбрасывают что-то.
Раз – нет ноги.
И нету слуха отчего-то.
А это…ктой-то?
Проснулась. – От солнца тень.
Я, как Емеля, у плетеня лежу весь день.
Сгорела от стыда или от солнца.
И еле-еле ем.
Глаза уснувшего японца –
Не продираются совсем.
Ночь. Я на коне в объятьях Хошимина.
Еще похлеще моя мина.
Восточный человек смешней, когда он удивлен.
Я всё же сплю. Я в снах хамелеон.
Бежать? Куда?
Я здесь хочу остаться.
А значит надо распрощаться?
И сны ползут туда-сюда,
Как кадры диафильма.
То ли избыток солнца, то ли мутная вода,
То ли портфолио, недонесенное до картотек Ленфильма.
Мечты. Полночный бред.
И ты – недовершенное начало.
Как мало времени, как мало…
И сколько бед,
Что всё двоится.
Ты мне хотел опять присниться,
Но вдруг зажегся свет.



«ПРЕДПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО» (ПРИГРЕЗИЛОСЬ).

С.Б.

Каждый человек хочет, чтоб его любили,
Чтоб его целовали,
Чтоб его берегли, как куклу.
Мне, по своей наивности,
Пригрезилось, что ты меня очень любил.
Мне, по своей наивности,
Показалось, мы можем сделать друг друга счастливыми.
Я, по своей детскости,
Придаю большое значение делам и словам.
Я не хочу ни видеть тебя,
Ни слышать твоего голоса.
Я смешная Силя Силюша,
Я непутевая в своей искренности,
Я чокнутая на чувственности,
Я ни к селу, ни к городу, ни к кому.
Я не умею говорить. –
Я пишу. И мне уже неважно как это выглядит, как воспринимается… –
Стихи? Письма? Связанные тобой строчки?
Чушь? Детский лепет? Бабий плач?
 – Я хочу, чтобы ты знал, что я пригрезилась тебе какой-то не такой.
Я хочу, чтобы все знали, что я пригрезилась им какой-то не такой.
Нельзя полюбить человека за большую грудь, большой член, упругую задницу.
Можно полюбить человека оттого, что в нем что-то пригрезилось,
какое-то сокровище.
И, даже если оно погасло и не светится,
Кажется, оно где-то там.
Нельзя любить до какой-то степени,
Можно и нужно любить бесконечно.
Можно и нужно учиться любить бесконечно.
Учиться быть счастливыми, учиться делать друг друга счастливыми,
Учиться быть не требовательными, покорными, зависимыми и свободными,
Любить без кризисов,
Любить не разлюбливая,
(Мне нужно было учиться любить не залюбливая, хотя сейчас я уже запуталась).
Мне хочется понимать тебя, мне хочется изучать тебя, мне хочется любить тебя.
Я хочу целовать тебя в нос,
Я мечтаю обнять тебя так, чтобы ты не оскорблял меня своими шутками, своей несерьезностью, своим неверием.
Я не знаю, как ты́ любил меня,
Я люблю тебя так, что у меня в груди стоит кол.
Ты спрашиваешь, что у меня с глазами, плакала ли я,
А я плачу каждый день, и сегодня с глазами вполне себе ничего.
Почему мне так тяжело?
Может быть, потому́, что я, в самом деле, решилась перекроить жизнь.
Но ты не принял.
Не поверил. Ты оцениваешь меня, как среднестатистическую 22-летнюю девочку,
Но я не среднестатистическая,
Я странная… как говорят друзья, «Святая Силя Сисильевна»,
Они умиляются моей излишней женственности, моей неприспособленности, моей мечтательности.
Ты считаешь меня выдумщицей, фантазеркой.
Ты не рассматриваешь меня всерьез.
Каждый человек хочет, чтоб его берегли как куклу,
А меня как куклу раздевают и зашвыривают в угол.
Я хочу прижаться к тебе всем телом,
Но ты уже не любишь
И я почувствую только холод.
Но на самом деле я просто не сделаю этого,
Потому что я для тебя – нелепость.
И все мои каракули для тебя нелепость.
Ты считаешь, что у меня невроз,
А я просто полюбила тебя.
И потому что ты – исключение из правил,
Потому что ты сила, которую я избегала и боялась,
Я полюбила тебя очень сильно.
Поэтому, да, у меня невроз.
Хотя сейчас у меня просто нет сил.
У Сили закончились силы,
И она хочет заново начаться,
Или в ком-то повториться.
Или, что правильнее, дать кому-то жизнь.
Но с ней хотят только спать, и она достает из ящика то, что нужно.


(Остров Фукуок, .. января)




Я всё-таки не буду везде писать С.Б., а то ты возгордишься, что стал почти как Мария Басманова1) …Я, конечно, не Бродский, но всё же…



«ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО»

Я вообще прекращаю писать эти странные письма,
Без адресата,
Которые читают разные незнакомые нам люди,
Чужие нам люди,
Такие же чужие, как мы с тобой.
Что мы друг о друге знаем? – ничего.
Я пыталась что-то сказать в этих письмах,
Может быть, показать себя, чтобы ты увидел.
А в итоге всё получилось враньем, театральностью.
Ни слова в простоте.
Налет смешного, детского, не присущего современности, романтизма.
Хотя сейчас, наперекор всему, должен совершиться круг,
Чтобы слова снова обрели вес и потеряли иронию.
Нужно хоть что-то не врать на голубом глазу.
Я хочу не соврать тебе на голубом глазу
(И это всё, что я хотела сказать тебе в этих письмах):

Я – не то, что я делаю, не то, что я говорю, не то, как я выгляжу.
Ты очень ма́ло обо мне знаешь и, может быть, не то видишь,
Потому что я часто говорю не то и не так, часто делаю не то и не так.

Ты – не то, что ты делаешь, не то, что ты говоришь, не то, как ты выглядишь.
Я очень ма́ло о тебе знаю, потому что ты часто закрываешься, шутишь, выставляешь себя не таким, какой ты есть.

Я бы хотела, чтобы мы посмотрели друг на друга, увидели друг друга, приняли друг друга.
Я выдумщица, я мечтательница, но…
Я знаю, что ты мог бы стать лучшим для меня мужчиной.
Не зря же я ошибалась, боялась, присматривалась три года.
(Боятся не ловушек, боятся того, что может стать чем-то большим, чем маленький капкан.)
А я бы старалась стать лучшей женщиной для тебя.
Я вижу это как само собой разумеющееся, не как сказку.
Вижу, что мы могли бы жить долго и счастливо.
Ты для меня – билет в какой-то бесконечный поезд без пунктов отправления и прибытия.

Жизнь такая, какой мы хотим ее видеть,
Какой мы ее делаем.
Кризисы, измены, перемены – всё это то, чего мы хотим.
Господь наградил меня тем, что убил меня.
Поэтому мне не понятно слово «нагуляться»
И Слава ему за это.
Я бы не стала изменять тебе,
А ты не смог бы изменять мне
И это я тебе гарантирую ;)
Из тех, кто рожден быть любовницами,
Получаются иногда неплохие жены,
Если им доверяют.
Я колю дрова, как Адриано Челентано.
И я всегда буду колоть дрова,
Потому что…
Я не надевала пояс верности,
Тем более мне некому быть верной
(Ты не выбрал меня, я для тебя – сомнительное будущее).
Я, как закодированный алкоголик,
Стоит только начать…
Я сгулялась бы, как Левин Толстого или, как сам Толстой,
Я не умею останавливаться.
Но Бог убил меня и мне легче, чем другим.
Потому что душе моей больно быть телом.

Я думаю, как это я тебя никогда не поцелую…
Как это?.. я никогда не усну с тобой?
Как это я никогда не поцелую каждую родинку на твоем теле…
Как это…ты никогда не чмокнешь меня в коленку…
Ведь только тогда моя душа опустится в мое тело.
Я бы хотела двух мальчиков и одну девочку, чтобы они защищали ее,
Как ты можешь защитить меня.
Я тебе написала правду, что я не могу ждать,
Значит, не будет у меня ни мальчиков, ни девочки.
Ты выбрал то, что тебе ясно
И твой выбор ясен мне.
Ты выбрал то, что для тебя надежнее, с кем ты был счастлив.
А я ничего не дала тебе.
Я для тебя то, в чем нет внутренностей.

Я хотела закончить, но у меня не получается,
Как вообще не получается останавливаться,
Не получается прощаться,
Не выходит говорить,
Выражать свои чувства,
Верить, а не выдумывать,
Жить реальностью, не мечтами.

Ты обнимаешь меня
И мне кажется ты тот, кто обнимал меня в детстве, когда я плакала.
Я думала, это был Бог,
Но Бог убил меня.
И я честно скажу, что пишу это для связности,
Я не в обиде не Бога,
Я не Богом обиженная,
«Я – богач» – как говорит моя подруга.

Ты целовал меня лучше всех,
Ты был для меня лучше всех.
И это так странно, потому что я гнала тебя,
Как стадо овец в поле,
Я гнала тебя хуже, чем ты гонишь меня.
Что я могу сказать тебе в оправдание –
Только то, что я дура,
Но ты это и так видишь.


(Остров Фукуок, .. января)





«ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО» (Попытка № 2)

Если мои письма что-то изменят,
То возможно и в худшую сторону.
Ты, кажется, любишь тех, кто воротит от тебя нос.
Ты не тот за кем нужно ухаживать
(это не мое предположение) –
Ну и ладно.
Я надеюсь, что тебе приятно,
Тогда и мне приятно.
Если ты их вообще читал,
Хотя возможно и лучше, если ты их не читал.
Я люблю тебя –
«и это не то, что нужно»2) ,
Потому что я опоздала,
Потому что нужно всё делать вовремя,
А я всегда опаздываю.
Но, как говорила уже упомянутая Мэрилин Монро,
только опаздывая можно убедиться, что ждали именно тебя.


(Остров Фукуок, .. января)





«ЗАПИСЬ БЕЗ ПИСЬМА»

Всё уже было.
И «новая искренность», о которой постоянно говорит Воденников,
И женская откровенность, с которой пишет Вера Павлова,
«Прямое высказывание», женская речь о мужчине, равная мужской речи о женщине, откровенность, открытость, смелость.
Я в этом смысле изобретаю велосипед,
С этой точки зрения, я не смела.
Я смела только в том, что я открыто говорю: «Это тебе!
И пусть ты меня не выберешь, это тебе!»
Я хочу приехать и выпить с тобой чаю, а то кофе мы и так обпились.
Хочется пообщаться нормально.
Но я ведь не умею говорить с тобой.
Да и как я позову?
Я не позову.
Письма – довольно легкий способ высказывания
И предлог писать прозу.
Это моя проба пера,
Проба ручки.
Я бы хотела, чтобы твоя рука держала мою руку, когда я пишу.
Потому что моя тетрадь, моя голова и моё сердце полны тобой.
И я хотела бы, чтобы моё тело было полно тобой.
И если в меня войдет другой мужчина, кажется, я умру.
Как бы наивно это не показалось.
Не то, чтобы я не могу к себе никого подпустить,
Нет, как ни странно, я в полной гармонии с самой собой.
Я мечтаю, а это моё любимое занятие.
И если ты вдруг придешь навсегда, возможно я всё-таки испугаюсь.
Потому что, как я говорила в первом письме, я боюсь реальности.
Тогда возьми меня силой, от тебя я это переживу,
Потому что с тобой я хочу всего.
В фантазиях легко заблудиться,
Легко далеко уйти и оказаться на острове в одиночестве.
Что ж поделать, я бы хотела воплощать их в жизнь,
Но ты не хочешь.
И тут ничего не поделаешь.
Можно только продолжать верить в материализацию мыслей:
«Всё будет ослепительно хорошо»3) ,
Как мы писали на белом снегу.
И эта вера больше, чем всё написанное.


(Остров Фукуок, ..января)




«ПИСЬМО»

Это письмо я пишу не тебе,
Я просто увлеклась написанием писем.
Я никогда не любила, когда в стихах выставляют себя напоказ.
А тут я выставляю себя напоказ,
Смотрите, какая я страстная страдалица.
Но, может быть, мне сейчас можно
(Может быть иногда это позволительно).
Потому что отчасти я всегда хотела быть не такой, какая я есть.
Я хотела быть некрасивой,
Потому что люди считали меня красивой, но глупой,
А потом, потому что они считали меня красивой и умной, но злой.
Я никогда не умела пользоваться тем, что у меня есть
И хотела того, чего у меня нет.
Я брилась налысо по разным причинам,
Но, отчасти потому что я хотела быть некрасивой,
Чтобы меня воспринимали всерьез.
С другой стороны,
Я привыкла к восхищенью
И стоит мне потерять привлекательность, я начинаю паниковать,
Как будто я утратила то единственное, что у меня есть,
То единственное, за что меня любят.
– Это палка о двух концах,
Как душа и тело.
Я бы хотела,
Чтобы меня видели как нечто цельное.
Но я, как и все люди, состою из противоречивых обломков.
И чтобы собрать их воедино нужна огромная лупа,
Но она не подойдет ни к одному глазу.
Когда ты красив, ты всегда должен соответствовать.
Думаешь, у скольких женщин, спавших с тобой, были прыщички, волоски, морщинки, складочки.
Но не дай Бог это будет у меня, и ты ведь не увидишь то, чего ожидал.
Мне кажется, что я какая-то не такая.
И это хорошо и плохо.
Потому что с одной стороны человек должен верить в свою уникальность,
А с другой стороны человеку тяжело стесняться себя.
Мне слишком часто говорили,
Что я не такая.
И что это плохо.
И мне тяжело нести себя.


(Остров Фукуок, .. января)





«ПИСЬМО» (№ 2)

С.Б.

Ты заставил меня задуматься над тем,
Над чем я с одной стороны задумываюсь каждый раз, когда влюбляюсь,
А с другой стороны над тем, что я боюсь неосуществимо.
Хотя, может быть, шрамы не помеха.
Но когда в тебе что-то снова начинает расти, боишься, что появятся новые шрамы.
И когда врач, помолчав, говорит: «Ну и ладно»,
Отвечаешь: «Ну и я так думаю».
Но где-то внутри сидит мысль:
«А вдруг никогда не получится?».
Я бы хотела двух мальчиков и одну девочку,
Но я сказала бы спасибо и за одного.
Хотя в идеале я хотела бы пятерых
И чем раньше, тем лучше.
Потому что когда в тебе растет ребенок – это жизнь,
А когда в тебе растет что-то другое – это смерть.
Я не хочу быть полем, в котором растет смерть.
Я не хочу быть даже конопляным полем.
Я хочу быть полем риса.
Или садом цветущего лотоса.


(Остров Фукуок, .. января)





«ПИСЬМО» (№ 3)

С.Б.

В моей жизни всё связано тонкими нитями.
То, что сейчас происходит – не случайно.
Моя любовь к тебе росла и созрела, как упавший с пальмы кокос,
Как женская грудь4) .
Я люблю тебя, как свою жизнь,
Как свое полнолуние,
Как свое полноцветие.
Глаза мои наполняются слезами,
Не от горя, может быть, от морской соли,
А может, от твоего восхождения во мне,
Я не испытываю вожделения,
Не чувствую тоску,
Я пишу на ветру –
А это бесплодный труд,
Как моё брюхо,
Как всё моё существование,
Как всё чересчур жадное,
Чересчур дотошное.
Я выдумывала, что меня тошнило,
Мутило… –
Я была счастлива,
Но всё оборвалось красными кровяными клетками,
Отметинами календаря,
Реальностью.
Мечты разбиваются, как тот упавший кокос.
Но я не могу разбиться,
Потому что продолжаю надеяться
На встречу с тобой.
Как на прибой.
Прибывающая вода приносит чувство удовлетворения,
Чувство полноты жизни.
И я верю, что ты прибудешь как корабль,
А лучше как тот уходящий поезд,
Развернешься и прибудешь.
И тогда я буду пребывать в радости.
И полнота жизни будет не чем-то мерцающим
И манящим на горизонте,
А реальностью.


(Остров Фукуок, .. января)





«ПИСЬМО» (№ 4) (ПРИВИДЕЛОСЬ)

С.Б.

Мои девочки верят в то, что после того, как Гуля войдет в мечеть,
Я тоже вскоре зайду хотя бы в ЗАГС.
Они еще не знают,
Что мне всё привиделось,
Как параллельная жизнь,
Как матрица,
Как опера, которую я люблю за обостренность и быстротечность событий.
Открытия пусть делают ученые-натуралисты,
А я ловлю рыбу, закидываю удочку,
Но ловится какой-то спиногрыз или, как правильно, спинорог,
А не ты,
Мой безрогий ревнивец.
Ни с кем я не целовалась в театре,
Тебе это привиделось,
Как мне привиделась наша жизнь.
Ты просто обиделся на то о чё́м я играла
И на то что не замечала тебя.
Но я уже не актриса.
И я не вру.
Я наигралась и проиграла.
Собственную, или даже нашу, жизнь.


(Остров Фукуок, ..января)





…запись.………………………………………………………..

Я теряю надежду,
Как теряю ручки, как забываю одежду на пляже.
Как теряю дни, когда живу без тебя.
Как потеряла верность или невинность.
Как забываю счет времени, когда о тебе́ думаю.
Я растеряша,
Я растерянный человек,
Рассеянный как прах над морем.
Я бы хотела собраться, но у меня не выходит.
Люби, кого любишь, пребывай в счастьи,
Пребывай в радости, пребывай в полноте.
Будь целым,
Быть рассеянным – плохо.
Нужно жить, нужно двигаться,
Нужно вводить героев в рассказы
Взамен признаниям о потерянной жизни.
Я слишком молода, чтобы так раскрываться,
Но мне нечего терять, нечего хранить,
Я повторяю, что я растеряша.
И меня утешает и оправдывает только то,
Что, в конечном счете, все люди одинаковы,
Со своими маленькими радостями и горестями,
Со своими ничтожными тайнами.
Поэтому я убеждаю себя, что ничего не стыдно.
Все и так всё знают,
Всё и так уже было в разных комплектациях и пропорциях.
Не надо присваивать себе свою комариную жизнь.
Я бы хотела иметь слишком много,
Поэтому стоит довольствоваться малым:
Своими руками и ногами,
Головой, воображением, сердцем.
Планетой и множеством людей,
У которых нет тебя.
Но они ведь живут?
Ездят в метро и троллейбусах,
Ходят в кино,
Занимаются любовью,
Едят и спят.
Видят сны,
Не видя в них тебя.
Я тоже не вижу, как бы мне не мечталось об этом.
Я забываю сны,
Потому что они бессмысленны,
Как моя жизнь,
Как морская вода без соли –
Влажность без наполнения,
Жидкость без вкуса и запаха.
Я бы хотела быть твоим запахом,
Наполнением твоего сердца.
Но я пресное тело,
Руки которого пишут чересчур откровенно,
А потому, как говорят литературные черви,
Безвкусно.
И вследствие безвкусности производной моей души,
Душа моя тоже… –
Мощный мотор без отбора.
Я научилась держать свое тело
И не научилась сдерживать чувства.
Поэтому у меня вечный душевный понос
С дешевой никому не нужной искренностью.
Меня читают женщины,
Меня окружают женщины.
И я пишу бабскую прозу,
Сойдя с мужского хваленого слога.
Я любила Маяковского
И писала: «Ты-дым, ты-дым, ты-дым».
А сейчас я размазываю слова по бумаге
Как неумелый художник,
Зачерпнувший кистью слишком много воды.
Я не умею быть краткой и складной.
И я сама от себя устала.
Ну и ладно.
«Я только то, что я есть, — не больше, не меньше»5)
Я взяла стих неизвестной мне женщины
И размусолила из него прозу в духе сентиментальности,
Остается только сказать:
Ах, Бедная, бедная Силя
И гениальная Елена Ширман.


(Остров Фукуок, .. января)





«ВНЕПЛАНОВОЕ ПИСЬМО»

С.Б.

Я хотела сегодня не писать,
Но ты мне впервые приснился –
Не правда ли повод для праздника?
Я по ночам всегда подмигиваю звездам.
А вчера я подмигнула целых три раза,
А загадала, как обычно, чтобы ты меня любил.
Поэтому ты мне приснился.
Может это хороший знак?
Что я для тебя значу? – Я до сих пор не знаю, –
Девочка, которая сделала больно?
Ты для меня значишь всё равно больше.
Не веришь? не верь.
Я сама удивляюсь, как так получилось.
Бывает, закрываешь перед кем-то дверь,
Но очень хочешь, чтобы он еще раз постучал.
Я купила феньки, такие как ты мне дарил.
Я их почти износила, но эти купила тебе,
Пусть лежат и ждут.
Я соскучилась по твоим рукам
И мне приятно представлять твои руки вместо своих,
Когда я их меряю.
Мы постоянно друг перед другом выпендриваемся.
Поэтому нам сложно быть вместе.
Я сдалась, ты видишь?
Я готова посмотреть на тебя,
Не делая вид, что ты мне безразличен,
Без фи и па.
Я готова быть простой и ясной.
Я всегда буду чудить, но я буду верна тебе.
И, если взглянуть правде в глаза,
Ты не можешь обижаться на меня,
Я не изменяла тебе,
Я изменяла с тобой,
Как ты сейчас изменяешь со мной,
Давай перестанем изменять людям,
Чудаки.
Давай я приеду, и ты поцелуешь меня
И уже никогда не отпустишь.
Я подмигну первой звезде сегодня ночью.
И да будет так.


(Остров Фукуок, .. января)





«РУССКО-ВЬЕТНАМСКИЙ ДИАЛОГ»

«Sometimes we must just wait» –
На каких бы языках ни говорили женщины, они говорят о любви.
Познакомилась с Вьетнамской журналисткой.
На пятой минуте:
– «Do you have a boyfriend? »
– «No, I have a broken heart »
Сошлись на том, что:
«Making love without feelings is very unhappy»
И коль уж все тут ходят парами,
Мы будем ходить с ней.
Обменялись историями о своей личной жизни,
Поговорили о Горьком, политике и новогодних праздниках.
Но больше всего о людях и чувствах.
«Sometimes we must just wait» –
Заключила я,
Самый нетерпеливый в мире человек.
И рассказала, как мои родители ждали получения развода и возможности папиной прописки в Москве 3 года и виделись за это время считанное количество раз.
Самое смешное, что, не смотря на разные языки, менталитеты, традиции, склад мышления,
За какие-то пять минут она озвучила то, что я думаю.
Может, эти мысли свойственны всем женщинам,
А может, мы в тему встретились.

I-ое –
Если ты одна, тебе нечего терять.

II-ое –
В крайнем случае, заведи мужчину, и «он» сразу придет.

III-ье –
А лучше спроси: «If tomorrow never happens…»


Но,
Мне есть что терять:
1)-ое –
Я могу отпугнуть тебя навязчивостью
2)-ое –
Я не хочу других мужчин
3)-ье –
Мне не достучаться до твоего сердца, ты скажешь, что ты любишь «её» до какой-то степени. А мне ведь ты совсем не доверяешь. Снова открыть своё сердце в моем направлении – трудно.

Чёрт, я ведь не верю, что ты меня не любишь.
Я тебе позвоню.
Я постараюсь подождать подольше,
Но я позвоню.


(Остров Фукуок, .. января)





«HATE THIS WORLD. HATE=LOVE» - надпись на фотографии.

Я зла на тебя.
На себя? На жизнь?
На обстоятельства?
И всё-таки больше на тебя.
Злость передается.
Это Нга рассказывала как она злится на своего мужчину,
Вот и я теперь злюсь.
Я злюсь на то…на то…
Я для тебя шутка.
Я как букашка долблюсь ручкой в эту бумагу.
А потом буду долбиться в монитор буквами,
Долбить по клавишам клавиатуры,
Чтобы сказать,
Оглянись, я не такая!
Оглянись, у меня другие ценности,
Оглянись, ты можешь полюбить меня.
Потому что всё мое желание стать дивой –
Это тьфу.
Это желание показать тем, кто меня не любит,
Что меня есть за что любить.
У меня есть сердце.
Смотрите, я покажу при всех,
Перед огромной толпой.
Я открою свое сердце, как тот Пьеро6)
Раз уж вы не замечали его,
Находясь со мной тет-а-тет.
«Посмотри на эти ноги» –
Кричала бывшая жена Диего Риверы
На его свадьбе с Фридой.
Она хлопала себя по оголенным ляжкам и кричала.
Я держу себя в руках.
Но…Боже, я какая-то недолюбленная.
Человек хочет быть успешным и известным,
Потому, что он хочет, чтобы его любили.
Он хочет отдавать и получать,
Чтобы его ценили за его отдачу.
Посмотри на эти ноги
И увидь, что за ними есть сердце.


(Остров Фукуок, .. января)





«ЕМЭЙЛ»

Что за явление Христа народу?
Открываю емэйл, пришла роза.
Ну да, конечно, сейчас ноутбук к питанию подключу
И понюхаю.
Оригинальное напоминание о себе.
Высшее достижение прогресса.
У моих бывших и потенциальных мужчин переразвит нюх,
В отличие от меня,
Или они включаются по системе сообщающихся сосудов.
Звонит один – завтра позвонит другой.
Но не думай, я решила сменить образ жизни амазонки
И вступить в ряды Вассермана.
Надо чуть интенсивнее колоть дрова и всё будет ok.
В конце концов, учитывая, что в каждом буду тебя искать…
Лучше не носить украшения, чем носить стекляшки.
На тебя я не накопила дней скучания по тебе.
Хотя…посмотрим, что он дальше напишет.


(Остров Фукуок, 17 января)





«АНГЕЛЫ»

Люди рассказывают факты,
Но не своё отношение к ним.
Я иду по лестнице.
Что чувствует каждый идущий впереди?
То, что для кого-то легкий дискомфорт,
Для другого – трагедия всей жизни,
То, что для кого-то смешно,
Для другого грустно.
Мы улыбаемся от неловкости,
Мы не показываем, что нам больно.
Легче прокричать, когда на ногу падает кирпич
И промолчать, когда опускаются руки.
Бывает, что ангелы падают внутри нас
И тогда больше не слышно звона колокольчиков
За нашей спиной.
Ангелы всегда спотыкаются о чужие параллельные миры.
Но если они упали,
Значит всё.
Они не отыщут других ангелов,
И будут находиться в неведении,
Застрянут в теле,
Запутаются в нем, как в темной кладовой.
Поэтому нужно делать всё, чтобы ангелы не упали.
Не обязательно молиться каждый день.
Но нужно хранить своих ангелов.
Как? –
Не вредить себе.
Это также важно, как не вредить другим,
Может быть важнее.
Мы нежнее и нужнее,
Когда в нас ангелы.
А если их нет, мы превращаемся в тряпочку,
Как воздушный шарик Иа-Иа. –
Зеленая сморщенная тряпочка.
Так и мы.


(Хошимин, 19 января)





«РАЙ»

АААА!!! Я в раю! Здесь поют гекконы, сверчки и птицы. Сверкают звезды на темно-синем небе, в некоторых местах оно отливает бордовым цветом. Вокруг меня пальмы, лианы, много-много разных деревьев с свисающими вниз волнистыми ветками, маленькие озерки, лужицы, сады и джунгли, каменные стены, горы, водопады. Огромные постройки восточного стиля, резные ворота, замки, здания, похожие на пагоды, мосты. Есть огромный мост, ведущий к замку, а внизу видна река, над которой свисают лианы. Полутьма. И никого нет. Ни единой души. Все празднуют Тэт7) . А я тут. И это счастье :) Я в сказке. Спасибо тетушке Нге 8).
Не сразу догадалась включить «Турандот» (в плеере полная версия).
Иногда всё-таки встречаю людей, охраняющих эту прекрасную землю. «Xin Chao»9) и дальше гулять с открытым ртом. Хожу уже три часа, а восторга не убавилось. Я в чуде.
Это Дайнам. 476 гектаров земли. Город-парк, построенный Хуинь Фи Зунгом. Он решил построить парк с семью чудесами света после того как заболел. На вопрос, откуда он взял деньги говорит: «Бог помог». Чувствует он себя лучше, даже говорит, седые волосы убавились.
Тетушка Нга разработала состав воды для создания морского водоема, поэтому я здесь.
Здесь, конечно, есть немного людей и помимо охраны. Но не в ресторанной части я видела только Сергея, ищущего секретаршу (я уже склонна остаться) и семейную пару из России, родивших здесь близнецов (я бы, кажется, могла здесь родить пятерню). Но все они здесь работают. Семейная пара ухаживает за дельфинами, а Сергей не знаю что делает (вообще он похож на лесовичка с афиши «Страшное кино 4D»). Родители тут уже были и у них свои дела, от аспирантов я отмазалась и гуляю в полном одиночестве. К тому же не все фанатики долгих прогулок.
Кажется, я попала в другую реальность. По сравнению со всем этим, я червячок. Вау! – это единственная мысль за три часа.
Завтра будет новый день. Увижу всю эту красоту при свете дня. Главное волшебство в том, что если бы мы были здесь в обычное время, то это было бы потрясающим местом, но из разряда крутых туристических развлечений. А мы попали сюда накануне Тэта, поэтому мы в опустевшем раю.


(Дайнам, 21 января)





«ДРАКОНЫ И БОГИ»

Нга говорит: «Меня обнимает дракон. He is charming and terrible»
(Меня обнимает Бог. У него большие длинные руки, он добрый и похож на тебя.)
Дракон is like an evil во Вьетнаме – поясняет Нга.
Это то, о чём мы мечтаем, что видим.
Людям разных наций легче быть откровенными – радуется Нга.
А я думаю, может мы просто две похожие кукушки.
Люди делятся фактами, информацией (как я уже писала),
Они не говорят о том, что на самом деле,
Передают сухое тесто без начинки.
Иногда они говорят –
Я думаю по этому поводу то-то и то-то,
Но они не говорят – я чувствую…
А ведь это очень простые вещи.
Ты сидел за компьютером
И сказал то, что в другой ситуации можно считать комплиментом,
А у меня сердце упало ниже живота, упало в пол,
Шмякнулось и покатилось.
Это было ужасное дежавю,
И я почувствовала, что я всегда буду меньше молочной железы.
Нет, это слишком прямо, вульгарно.
Я всегда буду тем, что я есть, но меньше чем то, что есть во мне.
Я хотела бы быть женой, но я любовница.
А поскольку я ни с кем не сплю, то я вообще какая-то странная женщина.
Я бы хотела перестать быть собой,
Но так не бывает.
Я бы хотела быть меньше своей энергии, но больше своей доброты.
Я бы хотела быть той женщиной, про которую говорят:
«Она добрая, великодушная, но жаль, что она так некрасива»10)
Я бы хотела быть той женщиной, которую не ненавидят.


(…, .. января)





«ПАДЕНИЕ»

Я не святая, но я обещаю любить тебя так,
Как тебя не любила ни одна женщина.
Я танцую стриптиз,
Я умею снимать боль руками,
Я люблю вкусно готовить и кормить гостей,
Я люблю детей и животных,
Я могу быть ласковой, заботливой,
Страстной, любопытной,
Я обожаю эту жизнь,
Я жадная до мира,
Жадная до любви,
Жадная до страстей.
Я обещаю петь тебе по утрам,
Но я гейша без самого главного клиента.
Я…
Всё враньё. Я могу спать с другими мужчинами.
Но все они одинаковы,
Я всех двое рук и двое ног (почти у всех),
У всех один и тот же набор движений.
Только ты один интересен мне,
Ты загадочный для меня.
Женщины, как и мужчины, любят загадку.
Но ты же и самый родной,
Родной и непонятный,
Близкий и далекий,
Открытый и закрытый.
Ты не видишь меня.
Я сплю с другими мужчинами,
Потому что я чувствую себя на коне,
Когда я с ними.
А с тобой я чувствую себя дурой, неваляшкой, неумехой.
Потому что твое сердце закрыто от меня,
Твои чувства закрыты от меня.
Ты говоришь, что сейчас ты живешь так, что ничего не чувствуешь.
А я чувствую слишком много,
Я чувственный наркоман,
Поэтому я пою, танцую, пишу, играю.
Если вывалить всё это на одного человека, он задохнется.
Поэтому я выбираю зрителей,
Выбираю театр, а не реальность,
Читателей, а не почитателей.
Я хочу быть…
Могу ли я обещать тебе быть верной?
Я не знаю. Я буду стараться.
И если мне удастся разжечь хоть немного огня внутри тебя,
Я не буду изменять тебе.
Ведь тогда мне не придется доказывать себе,
Что я хороша для тебя.
Мы никогда не говорили друг другу, что мы красивы.
Ты похож на Бреда Питта, только лучше,
Ты похож на Сплина́11) , только лучше.
Ты мужчина моей мечты,
Ты находишься в большинстве пунктов моих желаний.
Да, это твоё описание:
Высокий, сильный, смелый, порядочный и добрый.
Но я всегда выбираю коренастых латиносов.
И я не знаю почему
Мне с ними как-то проще.


(Хошимин, ночь с 23-его на 24-ое января)




«ЛЮБОВЬ – ?»

Что есть любовь?

Глаза 10 летнего мальчика,
Который сидит у моих ног и смотрит как я пишу?
(Он приходит на пляж и ждет когда я поплыву,
чтобы нырнуть и посмотреть на мои белые мясистые ляжки. –
Я это не сразу заметила, но потом смекнула.
Мы не можем разговаривать.
Дальше «What’s your name?» наше общение не клеится.)

Глаза Херардо, который легко и непринужденно говорит
– «I’m ugly. I hurt my hand when I was 15»
А я отвечаю:
– «I have already seen. It does not matter. »
И он подает мне свою раненную руку и это, действительно, вообще не важно.
Важен оранжевый цвет и энергия.
Иллюзия родства или что это?
Мы встречались в прошлой жизни –
Самый простой и не требующий доказательств ответ.
Let’s make skype sex and cooking, my little horse with an orange watch.

Что есть любовь?

Мои глаза, когда я открыла тебе дверь
И с надеждой смотрела, пытаясь понять,
Что ты чувствуешь и с чем ты пришел.
Я хотела обнимать тебя и целовать,
Но я догадывалась –
Ты не хочешь.
Я подмигивала каждой первой на небе звезде
И загадывала: – «Чтобы Белов меня любил».
Но меня ждут другие мужчины.
А чего хочу я?
Тело моё хочет любви.
Ты не даешь мне её, когда спишь со мной.
Кого любит моя душа?
Возможно тебя, да, тебя.
Что она знает о тебе? – Очень мало.
Чувствовать энергию. –

Что это?

– Мне очень трудно с тобой.
Но мне и комфортно с тобой.
Ты единственный с кем я как за каменной стеной,
Но я и боюсь тебя.
Я обожаю с тобой спать и целоваться с тобой,
Но мы неумелые любовники,
Я не умею заниматься с тобой любовью.
Моя душа любит тебя,
Моё тело опасается тебя.
Ты мужчина моей мечты,
Но ты герой не из моей книжки.

Что есть любовь?

Я не знаю. Мы идеализируем любовь.
Может я стала мудрее
Или утратила способность безумно любить?
(Раньше для меня было важно любить безумно.)
Сейчас я думаю, я могла бы любить этого мужчину,
А могла бы другого.
Вопрос в том,
С кем мы были бы наиболее счастливы.

Я до сих пор думаю, что мы можем быть очень счастливыми.
Но нам нужны годы, чтобы добраться друг до друга.
Хотя живем мы почти на соседних улицах.
Мы говорим на одном языке,
Но даже испанский мне ближе твоего русского.
Наши отношения были бы долгими. – ха –
Нам понадобилось бы очень много времени, чтобы понять друг друга.

Может быть, всего этого никогда не будет.
Бог его знает.
Я спросила тебя:
«Почему ты не сказал мне еще тогда, что любил меня?»
А ты ответил:
«Кто-то из нас должен был быть мужчиной и не распускать нюни».
(А я вот распускаю, ты себя так не вел.)
Я недавно подумала:
«Кто-то должен уметь ждать».
И я хотела ждать,
Но мне нужно идти вперед.
Ждать – слишком вредно для здоровья.

Я не буду ждать.
Потому что, возможно, мечты никогда не сбываются,
Это же мечты, а не цели.
Но я точно знаю,

Когда я плачу меня обнимает кто-то похожий на тебя,
А не на Бога.
Или просто Бог выглядит как-то так в моем представлении.
Но никто не знает наверняка, существует ли Бог на самом деле
Или он только наша выдумка и надежда на спасение.


(Хошимин, ночь с 24-го на 25-ое января)





«ЕДИНСТВЕННОЕ ПИСЬМО»

Меня больше не нужно спасать.
Духи и сны уходят.

Это ничего, это придуманный текст,
Но это и история моей жизни.

– «If your cooking is like your singing and bedding, I'll marry you»
– «Ok, let’s go to the Orthodox church. »

У нас нет половинок,
Нужно учиться любить.
His bedding is better than yours just because he opened.
Сейчас это важно мне.
Я наслушалась от тебя столько грубостей и пошлостей,
Я устала.
Мы говорим на разных языках.
У нас не совпадают внутренние энергии.
Так пусть всё будет так, как есть.

Может «Мы» только приснилось мне.
Как я и думала раньше.
Жизнь – то, что происходит сейчас.
А сейчас…

Я буду двигаться,
Петь и учить языки.
Я хочу путешествовать по миру и петь.
Я буду надеяться, что Херардо приедет в Москву.
Но я не буду циклиться,
Пойду на балет с тем,
Кто меня ждет.
Нужно быть молодыми.

Я жадная до жизни, я хочу любви.
Хочу обниматься и целоваться каждый день,
А не раз в сто лет по праздникам.
Я хочу быть с тем, кто хочет открыть мне свое сердце.

Я сделала тебе много плохого,
Но ты позволял мне вести себя так,
Ты даже провоцировал меня.

Ты ни разу не говорил со мной серьезно.
Я до сих пор не понимаю твоих жизненных взглядов.
Правда ли они такие, какие ты выставляешь напоказ?

Что ты говоришь? Зачем ты это говоришь?
От этого я тоже начинаю притворяться другой.
И говорю не то, что думаю.

Мы не можем быть вместе.
Я попыталась сделать много шагов,
Пусть неумелых, пусть истеричных,
Но моя совесть чиста,
Я дала тебе понять.
Ты выбрал.
Не меня.

Я больше не буду думать о тебе.
Мне это слишком больно.
Я буду выбирать мужчин,
Которые целуют каждую клетку моей кожи,
Я буду целовать их глаза.
И я буду чувствовать,
Что они занимаются любовью именно со мной,
И наши сердца будут биться одинаково.

В этой жизни я хочу одного –
Много чувствовать и быть счастливой.
Всё в наших руках,
Чувства не притупляются,
Если мы этого не хотим.
Давайте заботиться друг о друге,
Давайте любить друг друга,
Давайте целовать друг друга.
Пишу, как кот Леопольд.
Не будем бояться быть смешными,
Не такими, глупыми.
Все мы разные, но все мы одинаковы.

Я хочу, чтобы вокруг меня было много любви и детей –
Белые лилии – мои любимые цветы,
Они растут как дети в моей пустыне.
Никогда не быть пустыми. –
Чувствовать, петь.
Вчера я пела на улицах Ho Chi Mina.
В чем секрет спросил Гарри –
«Open your heart and mouth. That’s all. »
Вся наша компания улыбнулась.
А потом мы с Херардо пели индийские песни.
И наши сердца бились в такт:
«Om Namah Shivaya, Om Namah Shivaya».

Я много романтизирую,
Но я реалист.
Я понимаю, что всё может легко оборваться.
Но я люблю мечтать.
И почему бы мне не позволить себе то,
Что я люблю.

Мы запускаем души в облака,
Но мы стоим на земле.
И мы видим всю красоту мира.
Мы улыбаемся, мы наполнены,
Мы влюблены.


(Самолет Хошимин-Москва, 25 января)







BONUS:

КАК Я БЫЛА В ЭКСПЕДИЦИИ.

Хер с ними с опохелюсами,
В тихой заводи оризиусы водятся.


Ловим в сачок,
А кто на крючок.
Я поймала рыбешку,
Мама поймала себя.
Папа разбился в лепешку,
Вытаскивая её с крючка.
Аспиранты,
Забыв про гранты,
Покупают себе акул.
А я, чтоб не согнуться пополам от рыбалки,
Покупаю себе Red bull.
Погода такая, что просто cool,
И нос уже облезает.
Вонзаем в рыбу гарпун,
Рыба с гарпуна сползает.
А кто говорил, рыбалка – наживное дело?
Плывем по джунглям,
По джунглям также плывет мусор, змейка
И дохлая собака.
Ничего, ступаем в воду смело,
Ходим по дну, как по углям.
Я немного дрейфую, но проваливаюсь по шейку,
И ноги сползают в илистую бяку.
Зато прекрасный улов:
С десяток оризиусов и новый вид,
Который впоследствии оказывается Барракудой, как Бог12) .



P.S. Прошла неделя. Я в Москве. Болею. Эйфория закончилась. Я пыталась ее искусственно продлить, слушая индийские песенки и сочиняя стишки про моего аргентинского мачо, но.… Сколько бы я не говорила, что мы с тобой не подходим друг другу физически, энергетически и вообще, ваапще совсем друг другу не подходим, почему-то мне хочется, чтобы ты постучался ко мне в дверь, и я бы ничего не могла сказать, а просто подошла к тебе и расплакалась, уткнувшись носом в твою грудь. (Может, я не то о тебе думаю.… И почему меня так... что меня так сломало и расклеило?..) Этого не будет. Скорее всего, этого не будет. И нужно смириться.
Но, как говорила Нга, мы всегда можем надеяться, или найти кого-то другого, а найдя кого-то другого, мы можем продолжать надеяться.
Меня вон ждет один критик. Я даже была в него влюблена пару недель летом. Потом он куда-то делся, потом вот снова объявился. Он может мне помочь. С ним интересно разговаривать. Но сейчас я ничего не чувствую. Он ужасный бабник и какой-то котяра. Но я подумала, что нужно отвлечься, а мы с ним ходим на балеты, у нас с ним, в общем-то, ничего и не было, правда, на балеты просто ходим. Хотя сейчас, похоже, он решительно настроился, я еще подумала, надо же с кем-то спать, тем более я когда-то была в него влюблена, да плюс у нас сферы интересов сходятся, да плюс он мне может помочь. Вот только он старый и женат, хотя уже 3-ий раз и готов в 4-ый, но мне этого добра не надо. Вот я и заболела. Мерзко, наверное, стало.
Помню один сопливый мальчишка (он был не на много младше меня, но он был сопливый мальчишка) вдалбливал мне, что я дура, что в меня влюбляются мужчины, которые могут мне помочь, а я совершенно этим не пользуюсь.. я бы могла уже э-ге-ге.… А я всегда хотела, как дурында, любви. Самое смешное, что если бы я просила чего-то другого, они бы мне дали, но я хотела любви и поэтому я оставалась ни с чем. Но кто-то ведь должен жить глупо и честно. Вот я и живу.

А «РАЙ», кстати, оказался наутро искусственным и пение птиц и гекконов – всего лишь кассетной записью (или как правильно? – mp3-шной). Наутро всё оказывается не таким. Наутро или на следующий день. Рано или поздно всё оказывается не таким. Ччорт.

________________________________________
1) Та самая М.Б., которой Бродский посвятил море стихов
2) Цитата из «Последнего стихотворения» Елены Ширман
3) Цитата из «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова
4) Женская грудь – так Вьетнамцы называют один из местных фруктов, предположительно Хризофиллум, который так же называют звездным яблоком или молочной грудью.
5) Снова цитата из «Последнего стихотворения» Елены Ширман
6) Взял Пьеро свое сердце И повесил на придорожном заборе Эй, прохожий, взгляните! - вот мое сердце! Висит у всех на виду на заборе! Но никто не оглягулся Никто не подумал об эдаком вздоре Что висит сердце Пьеро У всех на виду! на заборе... И взял Пьеро свое сердце И спрятал подальше от равно душных глаз Но почему-то всем интересно где же сердце его сейчас? (Стихотворение Ленгстона Хьюза "Сердце")
7) Вьетнамский Новый год по лунному календарю
8) Кажется имя Нга у них, как у нас имя Маша
9) Здравствуйте
10) Чехов «Дядя Ваня»
11) Имеется в виду Александр Васильев, солист группы «Сплин»
12) В детстве я была уверена, что Барракуда - это индийский Бог
Авторы 0   Посетители 1014
© 2011 lit-room.ru литрум.рф
Все права защищены
Идея и стиль:
Дизайн и программирование:
Общее руководство: