На главную
Авторов: 145
Произведений: 1718
Постов блогов: 219
Email
Пароль
Регистрация
Забыт пароль
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Рассказ 03.08.2011 18:04:27
–Так, дети, давайте не будем шуметь и безобразничать! Мы только что сели на Выставочный астероид, поэтому ведите себя прилично и организованно выбирайтесь!
Глорф проверил, чтобы в челноке никого не осталось, нажал кнопку на браслете, челнок пискнул и петлей на носу оделся на крюк парковочного столба.
–Вот так! Теперь осталось купить билеты.
–Я хочу мороженного снифра! – прохныкала Младшая.
–Снифр будет позже, а сейчас билеты. – Глорф был непреклонен, –Не забывайте, подобного не было уже несколько веков… Дети!
Его жена служила страховым агентом и в данный момент была загружена многочисленными исками из района Сверхновой. А Глорф только что отчитался перед начальством, отбыл в короткий отпуск и поэтому получил на себя весь выводок, включая домашнего ручного червя. Что поделать, работа отца – самая трудная работа в мире. Особенно если ты допоздна сидишь на работе, жена недовольна низкой зарплатой, а дети пишут в школьных сочинениях, что их папа неудачник. Ладно, сегодня они увидят, какой он неудачник! Жена о его повышении узнает, когда вернется, а детям необходимо привить уважение к отцу как можно скорее. Затем он и привел их сюда, на только что открывшуюся выставку «Живопись Дальних Созвездий», ведь главный экспонат добыл никто иной, как он – Глорф!
Они быстро прошли сквозь билетную арку, где автоматический кассир нанес каждому временную билетную татуировку на затылок.
–Не забудьте пройти арку на выходе и стереть билеты! –проскрипел автомат, –Соблюдайте порядок и приятного просмотра!
Путь к главному выставочному залу проходил через галерею живописи разумных навозных жуков с безымянной метановой планеты. Жуки гордились своими работами, а автоматика на входе и выходе была отрегулирована так, что не открывала двери, если посетители передвигались быстрее, чем это нужно для вдумчивого созерцания. Глорф заплатил на входе за дыхательные маски и семейство смогло наслаждаться причудливо раскрашенными шарами глины, обходя скрюченные тела любителей сэкономить и пробежать галерею зажав нос. Один из художников расписался на своем творении и подарил его Старшей, а Глорф сфотографировал их. Наконец выходной шлюз пропустил семейство в главный зал, где проходила основная и самая главная часть выставки. Исполинский зал был увешан картинами от пола до потолка и в вышине парили несколько экскурсий. Глорф повел детей к главному месту экспозиции – живописи планеты настолько отдаленной, что её жители всерьез считали себя единственными существами во Вселенной. Планета была представлена только одним Шедевром, но для него освободили значительную часть стены, подчеркнув его важность, оригинальность и неповторимость. Посетители разглядывали Шедевр, тихо переговаривались, обсуждая краски, глубину, стиль. Пытались проникнуться духом тех дальних мест и тем особым настроением, которым вдохновлялся автор Шедевра. Глорф подвел детей поближе и Средний зацепился ногой за ограждение. На него зашикали и тот спрятался за отца.
–Осторожнее, Средний. Мы не должны мешать посетителям! Лучше посмотрим внимательнее на картину. Ведь она доставлена из столь невообразимых далей и путь настолько труден и опасен, что вряд ли кто-то отважится на новую экспедицию в те места!
Дети уважительно посмотрели на полотно и только Младшая все не могла сосредоточиться, от скуки пританцовывала и дергала отца за штанину.
–Хочу сни-иифра!
Глорф взял кроху на руки.
–Интересно, – сказала Старшая, – кто ж рискнул забраться в такую даль?
Глорф снисходительно усмехнулся.
–Герои… Пожалуй да –герои. Да, И одним из тех героев, точнее, тем самым героем, кто дал вам возможность прикоснуться взглядом к отдаленным глубинам звезд, является ваш скромный отец!
Дети раскрыли рты.

Рабочий день отдела доставки перевалил за половину, когда зуммер вызывного устройства над столом Глорфа зашелся в пронзительном визге. Тот от неожиданности выронил ручку, которую тут же подхватил один из мусорных роботов, что всегда чутко дремлют в углах помещений. Схватил и был таков. «Не соринки!» – было одним из главных правил отдела. Глорф печально посмотрел, как подарок жены исчез вместе с роботом, смахнул со стола невидимую пылинку, тщательно проверил, ровно ли лежат стопка бумаги, компьютер и прочие, необходимые в работе вещи и поплелся в кабинет начальства. Там уже находился еще один бедолага – неряха Спурр из отдела упаковки.
–Я здесь, шеф! –Глорф с энтузиазмом предстал пред начальственные очи.
–Почему не явились мгновенно? – директор как всегда был не в духе, –Что, уже и требование явиться немедленно, не закон для подчиненных?
–Больше не повторится, шеф! – Глорф вытянул руки по швам и мысленно пожелал директору провалиться в центр планеты. Отчитывает как какого-нибудь чернорабочего, да еще и при свидетеле!
С минуту директор скептически изучал Глорфа водянистыми, в зелёных прожилках глазами.
–Очень хорошо, что вы горите желанием исправится, Глорф. Похвально. Но, если все будут опаздывать, во что тогда превратится дисциплина? Ведь дисциплина…?
Он важно поднял многосуставчатый палец.
–Дисциплина прежде всего! –хором отрапортовали Спурр с Глорфом.
–Хорошо. – директор немного оттаял и откинулся в кресле –Вы умны, Глорф и все понимаете… Будете оштрафованы на двадцать десяток, а теперь к делу. Садитесь.
Подчиненные сели. Глорф, чтобы унять бешенство, незаметно наступил себе на ногу. Двадцать десяток! Жена снова будет ворчать, а детям придется отказать в карманных деньгах на неделю. Великие Звезды, когда все это кончится?
Директор прокашлялся.
–Как вам известно, мы самая уважаемая фирма доставки во всей нашей системе и в нескольких по соседству. Мы можем доставить все и даже, – он солидно хмыкнул, –даже солнечный протуберанец, если бы за него кто-нибудь заплатил! Поэтому у нас такой солидный штат профессионалов.
Глорф со Спурром переглянулись. Такие начальственные вступления обычно обещали либо сокращение, либо неприятности. А возможно и то и другое вместе.
– Правительственная курьерская служба сделала нам заказ. Важный заказ, выполнив его мы сможем получить немалую выгоду и большой почет. Естественно, что честь выполнить такое задание получают самые достойные наши сотрудники. Понимаете теперь, что я имел в виду, говоря о дисциплине?
Глорф вскочил.
–Что мы достойны выполнить такое задание!
Директор скептически посмотрел на него.
–Я имел в виду, что вы со Спурром самые жалкие и никчемные наши служащие, раз до сих пор занимаетесь бумажной работой. Кроме того, вы, Глорф, не в ладах с субординацией, ну а вы Спурр! Как вы выглядите! И у вас всегда мусор на рабочем месте! Вы ведете себя как подросток, только-только получивший имя!
Спурр сокрушенно поник. Он был знаменит своей неряшливостью и по отделу то и дело ходили истории о том, как мусорный робот утащил у Спурра очередную пачку документов.
–Однако должен сообщить, что наиболее подходящих кандидатур на выполнение этого задания у нас нет. Хотя бы потому, что все более достойные, подчеркиваю, достойные, наши сотрудники уже при деле и перенаправить их на новое задание невозможно.
Директор еще раз оглядел подчиненных. Те являли собой образец скромности и не поднимали глаз от пола.
–Ладно! Все равно, больше никого нет. Итак, к делу. Скоро состоится самая крупная художественная выставка за последние шестьсот лет. Выставка затрагивает несколько систем, в том числе и нашу. Хвала Звездам, что у нас давно не было таких неорганизованных событий, но, иногда бывают и исключения. Что-то там наверху надумали и решили использовать для этой выставки нашу чистейшую во Вселенной планету! Лично я был бы против, да и в этой мазне тоже ничего не понимаю, но! Правительство пожелало, чтобы мы слетали в одну из самых отдаленных систем. Очень отдаленных и я даже не берусь оценить расстояние. В общем, Звездами забытое место. Там есть единственная населенная планета. Населенная, ясно? Это значит, не высовываться и вести себя незаметно. Кроме того, по нашим данным, аборигенам очень и очень далеко до того, чтобы называть их цивилизованными. Их общество разъедается опасными социальными болезнями и не подходит даже для кратковременных контактов. Еще одна из причин, почему стоит не разбрасываться ценными кадрами и посылать туда тщательно подготовленных агентов. Но, вам-то терять нечего, так что работать будете по классу «Е», понятно?
Глорф и Спур смолчали. Класс «Е» предполагал незаметное слияние с обитателями.
–Дальше. Нужно высадиться, смешаться с толпой и в местном музее позаимствовать одну из картин, заменив её копией. И чтобы эту картину не стыдно было на выставке показать! Это будет наш всепланетный вклад и ядро всего мероприятия, поскольку выставка проводится у нас. Все понятно?
Подчиненные кивнули.
Директор выложил на стол два конверта.
–Здесь подробные инструкции, на досуге почитаете. Суточные, командировочные и прочие вам оплатят. И смотрите! – он стукнул кулаком по столу, – Если все провалите, то лучше сразу ныряйте в ближайшую звезду. Для вас это будет самый замечательный выход!
Надо попрощаться с семьей, подумал Глорф. Заметив, что Спурр тянет руку, директор кивнул.
–А когда нам отправляться?
Начальство задумчиво побарабанило пальцами по столу, потом нажало кнопку.
–Немедленно!
В дверь уже входили два высоченных охранника. Тот, что шел первым, подмигнул и покачал в руке две пары наручников.
–Счастливого пути! – директор помахал на прощание рукой и углубился в бумаги.

Прежде чем добровольцы успели пискнуть, их сковали, отвезли на космодром, сунули в древнюю колымагу и выстрелили в космос. Когда Глорф справился, наконец, с наручниками и ремнями, на экране светились совершенно незнакомые звезды. Рядом сопел Спурр. Более неуклюжий, он уронил ключ от наручников на пол и теперь пытался зубами отстегнуть ремни кресла.
–Побереги зубы! –посоветовал Глорф, –Страховка новые не покроет.
Он нашел ключ и освободил Спурра из кресла. Тот уселся на пол и тоскливо посмотрел на товарища по несчастью.
–Влипли.
–Не ной! Может все не так плохо, как кажется на первый взгляд! –Глорф пытался придать своим словам больше уверенности, чем испытывал на самом деле. Кроме того, тоскливая физиономия Спурра действовала на нервы.
–Это же здорово, что мы вырвались, наконец, из душной однообразной работы! Считай нас избранными и подумай о неизбежном повышении.
–Нда? –Спурр задумался.
–Точно-точно! И, кроме того, когда еще удастся прокатиться по космосу за казенный счет?
Спурр скептически хмыкнул и почесал руку.
–Наверное, никогда. Во всяком случае, не на рабочих столах точно!
–Верно! А твой еще и хламом завален.
Спурр наконец-то улыбнулся.
–А мне нравится мой хлам! – признался он, – Немного личной свободы на рабочем месте.
–И гарантированный путь к неприятностям! –засмеялся Глорф.
Смех прервался прерывистым писком.
–Мы совсем забыли про пакеты с инструкциями! – Глорф выхватил свой из кармана и хотел распечатать.
–Давай потом, – Спурр почесал живот, – пойдем раздобудем еды.
–А пакеты? А инструкции?
–Наплевать! Засунем в шкаф, чтобы не пищали.
Глорф поморщился и согласился. Так и сделали. А потом начались сюрпризы.
Корабль был пуст. Не еды, не, собственно, кухни на нем не было. Свободного пространства минимум – рубка, небольшой коридор в двигательный отсек и крошечная комнатка для умывания. Водяной бак был полон пахнувшей отработанной смазкой водой. Напарники облазали все углы и не нашли даже крошек. Второй сюрприз преподнес счетчик воздуха. Если верить его показаниям, то космонавтов ждал выбор: или тихо и спокойно умереть от удушья через пару дней, или научиться жить в вакууме, которого снаружи было в избытке.
–Влипли! – признал Глорф.
–Давай еще раз глянем, а? –Спурр был полон надежды, – Может мы чего пропустили? Может есть где-нибудь маленькая комнатка, с припасами?
Глорф задумался. Из начальства даже мелочи на прибавку не выжать, а тут такие расходы на топливо! Слишком накладно, чтобы отделаться от двух никчемных сотрудников –проще уволить. Может действительно пропустили что-то?
–Глянем!
Глянули. Все то же самое. Пустой корабль. Глорф пригорюнился. Пока он тоскливо смотрел в иллюминатор, Спурр принялся простукивать стены. Маниакальная настойчивость привела к плотно закрытой двери рядом с двигательным отсеком. Дверь была закрыта настолько плотно, что её присутствие выдавал едва заметный контур и две замочные щели. Ключей не было. Спурр сполз по стене на пол и тупо смотрел на замок.
–Может все же прочитаем инструкции? –протянул ему пакет подошедший Глорф.

ПРАВИЛА ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАНИЯ.

1. Обязательно прочитать инструкцию до истечения двухдневного срока.
2. В целях экономии средств Компании, корабль не предназначен для проживания.
3. Во время полета, сотрудники, выполняющие задание, должны воспользоваться сном в холодильном отсеке, для предотвращения психоневрологических проблем.
4. Ключ к холодильной камере приложен к настоящей инструкции.
5. После установки таймера холодильного устройства у вас есть минута, чтобы занять свое место. По истечении этого времени дверь холодильной камеры заблокируется на выбранный вами срок.
6. Внимательно следуйте указаниям вашего руководителя, данными вам перед отлетом.
7. Навигация корабля управляется автоматически.
8. Счастливого пути! Берегите собственность Компании!

Глорф вытряс из пакета плоский ключ.
–Спурр, у тебя то же самое написано?
С одурелым видом Спурр кивнул и показал второй ключ.
–Пошли… –вздохнул Глорф.
Заветная дверь открылась. Места внутри едва хватило на две холодильные камеры и высоченный, под потолок баллон с воздухом, накрытый серым матерчатым чехлом.
–Глорф, тебе какой холодильник нравится больше? – спросил Спурр.
–Тот который не отключится в полете.
–Тогда спокойных снов.
Спурр повернул ручку на таймере своего холодильника и поставил его на два месяца. На крышке замигала лампочка. Глорф сделал то же самое.
–Ну пока!
Напарники попрощались и полезли по местам. Двери закрылись. Через несколько секунд лампочки погасли и раздалось мерное тиканье таймеров.

–Бзззззззззззз-дзыыннь!
Таймеры отключили работавшие в течение двух месяцев холодильники. Скрипя инеем открылись крышки камер и специальное устройство вытолкнуло космонавтов в коридор.
–Эй, а поаккуратней нельзя?! – возмутился Спурр и ударил ногой по закрывшейся двери.
–Крохоборы. – ворчал Глорф, –На всем экономят, даже полежать не дают, после пробуждения.
Спурр замер.
–Слушай, а ведь мы уже на месте, раз проснулись?
–Точно!
Оба бросились в рубку. По поцарапанному экрану плыла незнакомая планета.
–Смотри, – не поверил своим глазам Глорф, –у них и полярные шапки есть. И моря. Надо же…
–У них еще и орбитальная станция есть! –сказал Спурр и ткнул пальцем в изображение несуразного, лопоухого солнечными батареями сооружения.
–Ух ты! Надо включить маскировку! –Глорф потянул на себя длинный рычаг, торчавший из стены и корабль превратился в розового кита.
Спурр хихикнул.
–Обожаю дурацкую маскировку! Представляешь, что будет, если их космонавты или наблюдатели признаются, что видели в космосе розового кита?
–Это если признаются. А нам не стоит здесь долго крутиться. Не забывай, что воздуха всего на два дня.
После недолгих споров космонавты выбрали самый большой материк планеты и розовый кит пошел на посадку. Корабль трясся и вибрировал, жесткие пилотские кресла помогали мало, где-то раздавались хлопки вылетающих заклепок.
–Гглаввное нне упасттть вв вводдуду– сквозь грохот простучал зубами Гролф и передвинул маскировочный рычаг еще на пару делений вниз. Корабль стал перебирать наиболее подходящие для маскировки образы, пока не остановился на оптимальном. Через несколько секунд он так резко затормозил в воздухе, что у космонавтов чуть не рассыпались позвоночники. Спурр выключил двигатели.
Зависший над ночной московской улицей пивной ларек со скрежетом пал на асфальт.
–Сели!
Глорф судорожно выдохнул..

–Дети, не расходимся! Ну-ка собрались все вместе!
Пожилая женщина принялась собирать шумную ораву детей, пока не отловила всех. Пробравшиеся вместе с ними Спурр и Глорф быстро юркнули в соседний зал.
–Класс «Е», –ворчал Спурр, –полностью слиться с обитателями! Почему нас не предупредили, что этим обитателям мы ровно по пояс?
–Радуйся тому, что у них есть дети! –более практичный Глорф не теряя времени присматривался к полотнам. –Как бы иначе мы прошли через вход? Мы даже их языка не знаем, не говоря уже о привычках!
–Зато мы познакомились с этими милыми хвостатыми серыми грызунами. Ничего не ел вкуснее! Интересно, они их специально разводят или это дикий вид? А ты заметил, какой здесь воздух!
–Спурр, ты кроме жратвы чем-нибудь интересуешься?
–Да ладно тебе! Как будто тебе не понравилось!
–Понравилось, но у нас есть задание, на выполнении которого мы должны сосредоточиться.
–Глорф, ты зануда. В отделе доставки все такие?
Глорф глубоко вздохнул и медленно выпустил воздух. Не хватало еще поссориться с единственным соотечественником, да еще так далеко от дома. И задание это, надоело хуже вонючей воды из бака! Но чего не сделать, ради возможности отличиться!
–Ладно, Спурр! Давай посмотрим, что у них тут есть.
А посмотреть было на что! Стены ломились от картин. Всевозможных размеров, цветов и оттенков, облеченные в богатые золотистые рамы и рамы поскромнее. Умело подсвеченные невидимыми светильниками полотна потрясали воображение. Самые большие занимали стену целиком, маленькие помещались в наглухо запечатанных стеклянных витринах. Аборигены увековечивали на них себя, предметы быта, жизнь и всевозможные уголки своей планеты.
–Они даже еду рисуют! –Спурр толкнул Глорфа в бок.
–Ага и остатки от неё! –Глорф показал на картину с большой пирамидой черепов.
–Дикари! –Спурра даже передернуло.
–Странно, что у них нет картин с жизнями других планет. Они действительно никуда не летают?
Спурр задумчиво потер подбородок.
–Видимо нет. Иначе бы они первым делом освоили планеты своей системы. А наш приемник отметил сигналы только с этой. Да какая разница?
–Никакой. Так, любопытно.
И снова полотна, полотна, полотна. Пейзажи при спокойной погоде, при урагане, бушующее море, восход, закат, полдень, сумерки, вечер, ночь! Лица старые, лица молодые, странные жилища и виды странных обычаев. Громадная картина изображающая статного старика в тяжелой, долгополой одежде. Тот во весь рост стоял на ступенях, держал в руке посох и примораживал приятелей к полу неприятным, суровым взглядом из-под сдвинутых бровей.
–Эту точно брать не будем! –решил Глорф.
–А что будем? –растерянно спросил Спурр, –Здесь их так много…
И снова залы, этажи картин. Девушка на берегу пруда печально положила голову на колено, мужчина с книгой и непонятной емкостью с дырчатым раструбом, маленький корабль сбегавший по гребню волны, странно выписанное, задумчивое создание с рогами. Многообразие картин потрясало и подавляло. Каждая картина содержала свой, навсегда застывший мир и каждая была подключена к сложной системе сигнализации. А чужакам меньше всего хотелось возиться с инопланетной электроникой, кто знает, что там могла наплодить местная инженерная мысль. Глорф и Спурр боязливо косились на шедевры и гадали, что случиться, прикоснись они к ним. Просто завоет сирена или некая злобная машина расщепит их на молекулы? Настроение испортилось. Здание превратилось в ловушку и напарники скитались по залам в поисках выхода из неё.
Тут Спурр щелкнул пальцами.
–Давай придем ночью? Может вся эта электроника только днем работает. Знаешь, как защита от любопытных.
–Нооочью? –Лицо Глорфа посерело. Он оглянулся и прошептал Спурру на ухо:
–Я темноты боюсь!
Спурр посмотрел на него как на идиота.
–Ты смеёшься, да?
Глорф вздохнул. Прошел еще час местного времени, он уже начинал нервничать, когда Спурр заметил картины висящие особняком от всех. Выполненные в манере резко отличавшейся от всего, что они видели. Скорее всего, это шедевры всепланетного значения, раз им выделено так много свободного места. Настолько знаменитые, что сама мысль о краже или порче подобного должна была приводить аборигенов в ужас. Может поэтому они без электроники. Немного скучноваты, на вкус Спурра, но главное – они были без сигнализации! Спурр дернул Глорфа за рукав.
–Посмотри!
–Куда?
–Вон, картины висят, видишь?
–Ну да. Они тут везде висят.
–А эти висят без электроники!
Глорфа будто током ударили.
–Серьезно?!
–Сам проверь.
Глорф проверил. Не поверил себе и проверил еще раз. Картины спокойно висели на своих местах и могли быть сняты в любую минуту.
–А не мелковаты? –его скептицизм просто так не улетучивался.
–В самый раз! Какая разница, что за картину мы доставим? Главное, это будет картина из далекой системы! Вряд ли кто-то полетит сюда искать другую! Я вообще думаю, что это самые ценные картины здесь. – Спурр дрожал от нетерпения и был готов стянуть картину прямо сейчас. И тут они прочно сели в галошу.
–А снимем как? Они высоко!
Глорф испытывал ощущения человека провалившегося по шею в пасть грязевого слизня.
–И... Эм… Не знаю.
–И я не знаю.
Напарники задумались. Спурр привалился к стене под вожделенной добычей и усиленно чесал лоб, стимулируя мыслительный процесс.
–Ночью?
–Не подходит. И потом, где ты будешь искать лестницу? Один…
–Подставлю что-нибудь другое. Вон! –Спурр ткнул пальцем в стоящий у стены стул.
–А если ночью его унесут?
–Значит нужно вдвоем работать!
–И днем. –добавил Глорф, –меньше привлечем внимания в толпе.
Спурр задумался, потом предложил.
–Станем друг другу на плечи?
–Днем. Ага, незаметно так. Станем и снимем.
Спурр иссяк. Глорф тоже замолчал, заворожено смотря, как один из аборигенов менял лампочку в светильнике. Абориген был облачен в серый халат и явно принадлежал к обслуживающему персоналу.
–Смотри! –Глорф указал напарнику на серый халат.
–И что?
–Спурр, ну ты даешь! Мы можем вырядиться как он. Он явно из каких-то здешних ремонтников. Так что твоя идея про стать друг другу на плечи не так плоха!
–А такое одеяние где возьмем?
Глорф хитро улыбнулся.
–А у нас такое есть!

Утром следующего дня напарники смешались с очередной толпой детей и проникли в галерею. У Глорфа был в руках небольшой сверток, а Спурр зевал. Ночью кто-то ломился в корабль и Спурр до утра простоял у входного люка с ломом в руках. На утро оказалось, что обшивка разрисована краской из баллончиков, которые валялись вокруг, а земля на несколько метров усыпана мусором и битым стеклом. Глорф бесился от негодования, на родной планете за тысячную часть подобного безобразия стирали память и отвозили в заповедник древесных блох, а те воспитывали новичков как своих личинок. Но Спурр был в восторге! Он никогда не видел подобного проявления свободы! И, похоже, никого эта свобода не беспокоила.
–Бессонная ночь стоила того! – в сотый раз повторял он Глорфу, –Эти дикари умеют жить!
Глорф молчал. Он был собран, немногословен и готов действовать. А во рту был противный вкус воды с отработанным маслом.
Изучив за вчерашний день расположение галерей и залов, напарники быстро нашли нужное место. За ночь картина никуда не исчезла и мирно поблескивала под светом ламп.
–Дождалась нас! –восхищенно выдохнул Спурр.
Глорф промолчал. Быстро оглядевшись он утащил Спурра за угол. Там он влез напарнику на плечи и накрыл обоих чехлом от кислородного баллона. Потом заставил Спурра сделать несколько шагов. Получилось довольно забавно, так как чехол был сплошной, а Глорф забыл прорезать дырки для глаз.
–Здорово! –восхитился Спурр, ударившись носом о стену, –Теперь мы похожи на местного техника перебравшего земляного сока. Или нашей воды из питьевого бака. А как же насчет «беречь собственность Компании»?
–А почему, думаешь, я не сделал дырки для глаз? –огрызнулся Глорф, – После задания чехол вернется на свое место! И если не нравится вода – пей из лужи.
–А дырки для рук? Или ты будешь снимать картину носом?
Глорф задумался и чуть не свалился со Спурра. На лицо была дилемма. Целостность собственности Компании против выполнения задания. Здравый смысл настоятельно советовал наплевать, выполнить задание, вернуться домой и торжествующе швырнуть проклятый шедевр в директорскую рожу. Трусость нашептывала о верности корпоративным идеалам, возможном грядущем повышении и припоминала об ответственности за порчу казенного имущества. В результате всё решило магическое «авось пронесет!»
–Спурр! –скомандовал Глорф в воротник, –Поворот на девяносто градусов и десять шагов вперед.
–Командир из отдела доставки! –буркнул Спурр и пошел.
Из-за угла, обтирая стену, вышла двухметровая фигура. Фигура шаталась как пьяная и в два голоса говорила сама с собой на непонятном языке.
–Еще шаг! Стоп! Теперь левее!
–Левее! В лево! Спурр, опрокинемся!
–Я не вижу ничего!
–Теперь повернись на месте.
–Что?
–На месте повернись, приехали!
–Так?
–Еще немного… Еще… Стоп!
–Готово?
–Да! Только как теперь снять?
–Глорф!
–Что?
–Я вплотную к стене подойду и задеру низ. Ты освобождай руки, снимай эту дурацкую картину и держи её крепче. Я тут больше не выдержу, если ты еще раз думать начнешь, у меня ноги устали и шея затекла!
Спурр лихорадочно принялся подбирать полу чехла, думая на сколько хватит затекшей шеи и плеч. Глорф потянул полу вверх и, диковато посматривая по сторонам, одной рукой снял со стены вожделенный шедевр. Пола, зашуршав, упала вниз. Фигура сделала несколько вихляющихся шагов за угол и Спурр с облегчением сбросил Глорфа на пол.
–Спятил?! –возмутился Глорф.
–Чехол сматывай! –яростно прошептал разминавший шею Спурр, –и картину эту в чехол замотай!
Глорф взялся за дело и скоро напарники поспешили к ближайшему выходу с аккуратным свертком в руках.
Удалось! Ха-ха!!!

Остаток дня был потрачен на оттирание обшивки корабля от хорошо въевшейся краски. Шедевр, упакованный в конверты от инструкций, был надежно спрятан в стенной шкаф. Спурр смотрел, как Глорф уничтожает рисунки, ходил вокруг и требовал оставить корабль в покое.
–Ты посмотри, ведь какая красота, а? Сколько таланта и какие краски!
–Какая мерзость, а не какие краски! Нет ничего хуже, чем неаккуратность!
–Да, да. Знаем, читали. «Берегите имущество Компании»! –покривлялся Спурр.
–Именно! –Глорф плеснул еще растворителя на ветошь и продолжил оттирать. Там, где он уже прошелся, обшивка сияла первозданной серостью.
–Спурр, ты только посмотри какой тут беспорядок! Неудивительно, что они еще толком в космос не вышли, ведь у них все силы уходят на то, чтобы мусорить!
–Зато им весело!
–А у нас чисто!
Спурр вздохнул. Переубедить Глорфа было невозможно.
–Давай по жаренному грызуну напоследок? –примирительно предложил он.
Глорф согласился.
–Потом спать, а ночью мы улетаем. Нам еще отчеты писать.

Глорф проснулся от сигнала будильника с приборной панели. В корабле было темно и тихо.
–Спурр, подъем!
Тишина. Глорф включил свет. В рубке никого не было, а в кресле Спурра белел листок бумаги. Глорф недовольно поднял его двумя пальцами.
«Глорф, я остаюсь здесь. Тут красиво и свободно, а на работе, мне даже на столе нельзя беспорядок оставить – тут же следует выговор. И ведь дома так, мать постоянно требует две вещи: уборка и чистота, чистота и уборка! Великие Звезды, как мне всё это надоело! И как мне надоел ты Глорф! Вечно командуешь, требуешь, чтобы все было по инструкции. А моя работа в отделе упаковки –это же вообще кошмар! Все складочки по линейке и ни на миллиметр в сторону. Знаешь, сколько раз мне приходилось ночевать на рабочем месте, переделывая сделанную за день работу? Часто. А теперь, у меня есть шанс. Шанс быть собой. Так, что проваливай-ка домой без меня. Проваливай и идите вы все к… Подальше, в общем. Мой ключ от замка холодильника под этой запиской. Кстати, записка написана на моем экземпляре инструкции, а ведь это тоже собственность Компании! Так что считай, что требование о бережливости я нарушил, чему бесконечно рад! Счастливого пути, твой Спурр.»
Глорф перевернул листок и глянул на безупречно отпечатанный текст. Потом посмотрел на криво набросанные строчки Спурровой записки и усмехнулся. Спурр так смешон в своем жалком протесте! Подумать только, остаться на этой дикой планете и променять жизнь в цивилизованных условиях на какую-то мусорную свободу! Глупость, очевидная глупость! Все еще держа листок в руке, он проверил хорошо ли закрыт входной люк, тщательно пристегнулся и нажал кнопку старта.
Спрятавшийся неподалеку Спурр смотрел как ларек поднялся в воздух, завис покачиваясь, превратился в розового кита, развернулся головой вверх и исчез в ночном небе. Потом он вышел из укрытия, весело пнул смятую жестянку от баллончика с краской, сунул руки в карманы и пошел искать свою свободу.
Глорф уже закончил приготовления ко сну в холодильнике и теперь в питьевом баке отстирывал спурров экземпляр инструкции от его каракулей. Хвала Звездам, что инструкция была напечатана на спецбумаге, почти не промокала и хорошо отстирывалась. Глорф смотрел, как бледнеют, исчезая, кривые строчки и предвкушал радость пробуждения на орбите родной планеты. О Спурре он почти не вспоминал, тот сам выбрал свою жизнь и не стоил того, чтобы ломать голову над его судьбой.
–Я тщательно следовал инструкции. –говорил он себе, расправляя листок на плоской крышке атомного котла, –Тщательно.
Чтобы листок высыхая не покоробился, он прижал его к крышке тяжелой плоской подушкой со второго пилотского кресла. Потом настроил таймер, улегся в холодильник и закрыл дверь холодильной камеры. Таймер пискнул и затикал, отсчитывая два месяца пути до дома.

–Вот так я и привез на выставку самый редкий Шедевр из глубин космоса. И дело даже не в том, что я один решился пересечь Вселенную и пробыть на этой, безусловно опасной планете некоторое время. А дело в том, что я, ваш отец, сделал это для вас! Ну как, понравилась история?
Дети синхронно кивнули. Глорф ссадил младшую на пол.
–Раз понравилась, тогда у вас есть время походить по залу, посмотреть другие картины.
Дети заулыбались и по порядку – Старшая, Средний, Младшая пошли обходить выставку.
Глорф отошел на два шага и еще раз горделиво оглядел Шедевр. Потрясающее искусство! Вечное, как само время и такое же загадочное творение чужой цивилизации. Странно, что сами аборигены так мало обращали внимания на свою самую лучшую картину, пусть теперь локти кусают или что у них там!
Тщательно наведенные и настроенные светильники освещали Шедевр, делая покрывавшее его бронестекло практически невидимым. Глорф смотрел и смотрел… А потом внезапно вспомнил. Шеф говорил заменить картину копией, а они этого не сделали. Забыли. Он, Глорф забыл… Теперь аборигенам самое время кусать локти. А если они Спурра поймают, да тот им все расскажет… Ерунда! Глорф приосанился. Кто ему поверит? Даже если и поверят им все равно сюда не долететь. Глорф подмигнул Шедевру, выбрался из толпы и пошел за детьми. А самый замечательный Шедевр с далекой планеты продолжал собирать около себя спорящих посетителей.
Потрясающий Шедевр.
Самый вечный.
Табличка «НЕ КУРИТЬ!».
Авторы 0   Посетители 757
03.03.2012 19:23:51
Мне вот что подумалось.
Исходя из деталей истории (на планете культ чистоты), правильнее было бы, чтоб табличка гласила "НЕ СОРИТЬ!".
И убрать из рассказа отсутствие сигнализации у шедевров. По крайней мере на этом не заострять. А то потом финал уже понятен, и не интересно.
1
03.03.2012 19:39:26
Да ты что, для этого всё и писалось!
2
03.03.2012 19:50:09
Для чего? Для "НЕ КУРИТЬ"?
Ну, на "НЕ СОРИТЬ" не настаиваю, хотя в нынешнем варианте я бы устроил на планете гонения на курящих. Но это я, а рассказ не мой.
А вот насчет сигнализации все же подумай. Реально палит концовку.
3
03.03.2012 20:37:02
ZX, а, кстати, да. Спасибо. Перечитал – действительно фигня с электроникой.
03.03.2012 00:57:29
да мне смешно... случайно сюда зашла. меня не интерисуют ваши круги. тут одни развратники(
1
03.03.2012 02:47:43
Ubi nil vales, ibi nil velis. Луций Анней Сенека
2
03.03.2012 10:55:33
Почему одни только развратники.... развратницы тоже есть .
3
03.03.2012 18:41:33
Черт, нас запалили! Ховаемось в жито, ребзы!
4
03.03.2012 19:41:03
Еще можно тачанки полукругом выстроить и между ними хлопцев с обрезами)))
5
04.03.2012 12:04:58
Это уже не вылечить )) ибо - полная клиника.
6
04.03.2012 13:23:51
Сашо)))
28.02.2012 22:17:55
Простите, как вы можете судить стихи, когда ничего в них не понимаете? С любовью, Наталья Ван)
1
28.02.2012 22:34:24
А кто вам сказал, что я ничего в стихах не понимаю?))
2
01.03.2012 13:43:12
Правильно, Наталья! Резонное замечание. Стихов не пишет, значит, не имеет права судить! Ишь, развелось тут критиканов-прозаиков. А наличие литературного вкуса - ещё не показатель! Мало ли что у нас есть в наличии. ))))) Уверен, у вас, Наташа, впереди - великое будущее в поэзии. Лично я голосовал за Вас минусом, но за вас же! Наверное, литературный вкус - это что-то вирусное. )))))))
© 2011 lit-room.ru литрум.рф
Все права защищены
Идея и стиль:
Дизайн и программирование:
Общее руководство: